Григорий Ховрах: «“Соседи” – это первый продукт, целенаправленно сориентированный на внутренний рынок»

По рассказам Григория Ховраха, одного из сценаристов сериала «Соседи», который с 11 января начал выходить на канале «Интер», с самого его рождения ничто не предвещало, что он займется творческой профессией. Из всех своих домочадцев Григорий подозревает в причастности к выбору жизненного пути только деда, который любил рассказывать сказки в лицах, играть на разных музыкальных инструментах и доводить своего внука до слез от смеха. Так или иначе, добродушный Григорий вопреки собственной лени (а ее наличие в своем характере он открыто констатирует) оказался на пахоте, коей он считает телевидение, еще на самой заре зарождающегося в стране частного телевещания.



На вопрос «Где вы образование получали?» Григорий делает многозначительное лицо и отвечает: «Вот это самое страшное!». Во времена, когда фрилансеров и дауншифтеров еще не было в повседневном лексиконе, Григорий выкрутился по-своему. Для усыпления бдительности родственников получил диплом наладчика микросхем, а сам по-настоящему отводил душу, творчески проводя досуг в компании друзей-кавээнщиков, с ними же попробовал себя (и быстро отрезвел) в качестве театрального актера, а позже более успешно - в роли монтировщика сцены, звукорежиссера и сценариста.



В начале 1990-х, когда стало очевидно, что телевидение украинской публике гораздо интересней театра, Григорий оказался весьма востребован. В первую очередь как «человек, способный нажимать кнопки» на одном из первых в украинской истории частных видеоканалов «Асава сервис», а со временем - как сценарист и главный редактор различных программ, в том числе первого «Завтрака с "1+1"». Тогда программа выходила еще в записи, а Григорий в ней, кстати сказать, облаченный в смокинг и темные очки, долгое время вел астрологический прогноз. К своим творческим достижениям он относит также и соавторство с Андреем Данилко в его телевизионных проектах «СВ-шоу» и «Шоу Верки Сердючки».



Технологии телевизионно-сценарного мастерства Григорий осваивал не только в ходе работы над сценариями различных телефильмов и новогодних проектов (подробнее - тут), но и в процессе многолетней дружбы и сотрудничества с успешной сценаристкой Татьяной Гнедаш. В частности, до «Соседей» он трудился с нынешним креативным продюсером ТРК «Украина» над созданием многосерийного сериала «Пончик Люся».



ТК поздравила с недавней премьерой сценарную группу «Соседей» в лице ее выдающегося представителя Григория Ховраха и первым делом постаралась выяснить, есть ли какая-то связь между выходом уникального для украинского рынка продукта и запуском аналогичного проекта «Спальный район» на российском Первом канале.



- Григорий, как вам известно, канал «Интер» торжественно анонсировал выход «Соседей» как поворотное событие не только на отечественном рынке, но и «на всем постсоветском пространстве». При этом еще в конце прошлого года на российском Первом канале стартовал похожий проект. Интересно, это просто совпадение, или между этими событиями есть какая-то взаимосвязь? Не свидетельствует ли это о вторичности украинского ТВ по отношению к российскому, как считают некоторые критики? Понимаю, мой вопрос, возможно, не по адресу, но предполагаю, у вас есть свое мнение на этот счет.

- Во-первых, не знаю как для всего постсоветского пространства, но для Украины «Соседи» действительно телепродукт нового формата. Во-вторых, «Спальный район» и «Соседи» все же довольно разные истории: «Спальный район» - горизонтальный сериал с законченными историями, наши «Соседи» - вертикальный сериал с открытым финалом. Некое наблюдение за жизнью нескольких киевских семей. При успехе такое «наблюдение» может длиться десятилетиями. Например, как легендарный сериал Coronation Street, который в Британии, кстати, неоднократно награждали как лучшую мыльную оперу. Собственно, на этот сериал мы и равнялись. О производстве компанией «Амедиа» в России похожего сериала мы узнали еще летом, уже находясь в процессе разработки «Соседей». Это, безусловно, совпадение, лишь подтверждающее правильный ход мысли Юрия Морозова как продюсера. Россияне оказались первыми в эфире, вероятно потому, что их производственные возможности мощнее. Но я могу и ошибаться.







- Между вами есть какое-то сотрудничество?

- С Россией? Нет. Мы совершенно самостоятельная единица. Наш сериал более камерный, проще в производстве и по стилистике ближе к наблюдению, чем к разыгрыванию художественной истории. Я так понимаю, продюсеры задумывали «Соседей» не как бомбовый сериал, который просто обязан нарубить денег. Это эксперимент, и очевидно, что он реализуется во многом так, чтобы максимально избежать рисков, чтобы сделать его менее затратным. Хронометраж одной серии в 25 минут, по реакции моих друзей и знакомых, ошеломил всех. Мол, мы только расположились в кресле, а тут уже конец серии! Но, безусловно, радует то, что это первый продукт, целенаправленно сориентированный на внутренний рынок.



- Кстати, часть героев «Соседей» говорит на украинском, а часть - на русском. Как вы думаете, не создаст ли это каких-то проблем, если сериалом все-таки заинтересуется какой-то российский телеканал?

- Все-таки когда «Соседи» задумывались, цели его обязательно продать никто не ставил, насколько мне известно. А двуязычие в сериале, по-моему, для любого человека, который живет в Украине, более чем убедительно.



- Расскажите, какова предыстория проекта, кто и когда приступил к его осуществлению?

- Еще летом Юрий Зиновьевич Морозов пригласил взяться за этот проект режиссера и моего друга Володю Тихого, Володя рекомендовал меня как сценариста. Кроме меня, Морозов пригласил Лену Зерняк, Оксану Безрученко и Наталью Уварову. Мы начали продумывать историю, персонажей. Конечно, когда узнали, что параллельно с нами готовится «Спальный район», начали ускоряться. В сериальном производстве всегда так: нет особо времени в запасе, потому что высокая конкуренция. Не могу сказать, что у нас вовсе не было времени на то, чтобы «размять» всю структуру нашей истории, но все-таки если бы времени было чуть больше, получилось бы еще лучше, наверное. Вообще, в большинстве длинных сериалов из-за нехватки времени сцены, диалоги пишутся практически на съемочной площадке. У сценариста и режиссера хватает времени только на диалоги, а продумать, что актер может сделать во время диалога, разработать мизансцену - на это, как правило, нет времени. Поэтому преимущественно и сидят в сериалах актеры за столом статично и разговаривают о чем-то. И у актеров нет времени выучить свою роль, чем сериалы страдают, конечно. В нашем сериале, мне кажется, этого удается избежать.



- Всех, кто видел первую серию, удивило, что там речь идет об актуальном событии, о котором сообщали все новости в начале этого года, - о возвращении украинских моряков из плена сомалийских пиратов. Если вы начинали работать над сценарием еще за полгода до этих событий, как вы могли предугадать, что возвращение моряков случится незадолго до премьеры вашей мыльной оперы?

- Ну, о том, что украинские моряки регулярно становятся заложниками, известно уже давно. Понятно также, что эта проблема не решится в течение ближайших лет, и эта наша данность, о которой можно и нужно рассказывать. То, что возвращение моряков почти совпало с началом «Соседей», - счастливая несчастливая случайность. Дата премьеры 11 января была определена еще летом, и ее вряд ли бы кто-то менял, если бы что-то не совпадало с реальными событиями, поскольку под наш слот уже была запланирована реклама и так далее.



Сейчас в нашей сценарной команде есть Наталья Козленко, и, по-моему, как раз в её обязанности входит дописывать в сценарий актуальные моменты, для которых мы изначально оставляем места.







- Расскажите подробнее, как в вашей сценарной группе распределены роли? Кто за что отвечает?

- Если интересно, я расскажу, но сначала надо объяснить другое. Перед тем, как взяться непосредственно за сценарий, создается библия сериала. Это основной документ сериала, где прописаны его фабула, идея, подробно расписаны все персонажи вплоть до особенностей речи, места рождения, круга интересов, внешности и особенностей психологии. Все это описывается, определяются локации съемок, а дальше налаживается график работы сценаристов. «Соседи» - это продукт, рассчитанный на недельные отрезки времени. Каждая неделя чем-то начинается и чем-то завершается. Понятно, что в каждой серии что-то есть, но драматургически события развиваются именно по неделям. Изначально мы разделились на пары: одну неделю писали Лена Зерняк и Оксана Безрученко, другую - мы с Натальей Уваровой. Обычно пара сценаристов делится на сюжетчика и диалогиста, но на этот раз мы такого распределения функций не делали.



- Из каких этапов складывается оформление сценарной группы в некую «коллективную индивидуальность»? И вообще, на чем держится ваше соавторство?

- Все строится только на толерантности, хотя у нас был миллион споров о творчестве. Каждый считает, что именно он знает, как все должно быть. Лично я пытаюсь спорить аргументированно - с учетом того, что мы должны произвести массовый продукт, драматургия которого имеет свои правила, свою формулу и технологию. В спорных ситуациях решение принимает Морозов, он скрупулезно вычитывает каждую серию, требует, возмущается, что-то корректирует. На самом деле долгие споры тормозят всю работу, а в сериальном производстве очень важна скорость, выполнение графика. Спорить с пеной у рта глупо, потому что мы с самого начала понимали, что участвуем в создании продюсерского продукта, ориентированного на массового зрителя.



- Какими были ваши впечатления и мнения коллег-сценаристов по поводу конечного результата в эфире?

- После премьеры первой серии «Соседей» я позвонил Морозову и поздравил его. Я вообще считаю своим долгом после премьеры обязательно обзвонить всех, поздравить. И жду этого от других. Например, было не очень приятно, когда сценаристов не пригласили на «тарелку», то есть на торжественное открытие съемочного периода «Соседей». Я не впадаю в амбиции, просто существуют правила хорошего «киношно-телевизионного» тона. Ну да Бог с этим... В день премьеры, мы пришли к общему мнению, что «старт» получился неплохим. Это подтвердили и рейтинги. Но сейчас я и мои коллеги-сценаристы в диком разочаровании из-за временных скачков выхода серий! Для короткой 25-минутной серии без предупреждения менять время выхода на 10 минут, как это было на первой неделе, губительно! Представьте, зритель только начал разворачивать новый леденец, он только начал ощущать его вкус и тут - раз! - этот леденец у него отнимают. Зритель реагирует однозначно: просто перестает открывать рот. Затем был бросок по сетке на второй неделе. В связи с чем это произошло, меня мало интересует, я просто понимаю, что это жирная клякса на всем проекте и его рейтинговых результатах. Пока я сильно переживаю. Не говоря о том, что все эти перемещения по «сетке» не дают возможности получить показатели реального рейтинга сериала.



Признаюсь, я не люблю телевидение из-за того, что на нем задействована куча каких-то людей и департаментов, которые не то что даже не болеют душой за процесс и результат, а просто занимаются какими-то далекими от творческого телевизионного процесса вещами, решают какие-то свои вопросы и при этом ставят палки в колеса настоящим телевизионщикам. И казус с перемещением по сетке «Соседей» это подтверждает. Был бы там нормальный программный директор, он бы костьми лег против такого шага, поскольку понимал бы, какие последствия это повлечет для самого сериала.



- Исходя из своего богатого сценаристского опыта, можете ли вы согласиться с тем, что гонорары для вас - это серьезный творческий стимул, вдохновляющий на написание качественного сценария?

- Не могу согласиться, как и не могу не признать, что хочется всегда больше, конечно. Но я готов утверждать, что при возможности реализовать какую-нибудь свою идею так, как это видится мне, я был бы согласен и на меньший, чем обычно, гонорар. Мы вместе с моим другом Володей Тихим уже не раз пробовали найти кого-то, кому не только понравится наша идея, но кто при этом сможет нам предоставить возможность ее воплотить по-своему, но пока, увы, мы не очень преуспели. Понятно, что нужно думать о собственном продакшне, чтобы не спорить ни с кем, не соглашаться, а делать что хочешь... Помню, пару лет назад мы с Вовой (Тихим .- ТК) придумали, как нам казалось, ироничный телемуви о нелегкой судьбе украинского президента, пошли с этой идеей к Александру Ткаченко. Ткаченко сказал: «Да ну, слишком драматично, нужно сделать комедию». А мы как раз и хотели сделать ироничную драму. В общем, пока идея так и не реализовалась.



- На ваш взгляд, сериал о том, что собой представляет украинская повседневная действительность, чем живут люди и так далее, - все это пользовалось бы спросом? Если так, почему каналы до сих пор делают ставку на адаптацию иностранной массовой телепродукции?

- Конечно, хочется делать что-то о своей жизни, о том, что происходит здесь, у тебя в родном городе, в родной стране. Но тут есть риски. Этот продукт, у меня такое ощущение, пока не всегда нужен продюсерам. Ведь его сложнее продать. Вообще, все всегда будет крутиться вокруг этого вопроса, пока у нас в стране не будет принято адекватное законодательство. Пока не будет не издевательской, а реальной поддержки государством теле- и кинопроизводства.



- Вам не кажется, что помимо благоприятствующего законодательства должны иметься также в наличии продюсеры, менеджеры, которые действительно будут заинтересованы осуществлять классные проекты?

- Я уверен, у нас хватает молодых людей, которые хотели бы делать продукт для себя, для своей страны. Но я вообще часто не понимаю, что в головах у вышестоящих людей на телевидении. Реальная основа телепроизводства - это «рейтинг-деньги». Телевидение - массовый продукт, и сложно от него ожидать великой духовности, но нужно вернуть в эфир хотя бы те программы, которые были интересны думающим зрителям. Например, «Останню барикаду», выходившую на «Плюсах». Я уже не говорю о производстве новых «думающих», ироничных программ. Политические ток-шоу не упоминаю. Сейчас это просто «развал» мозга.







- Вернемся к производству «Соседей». Расскажите, где именно идут съемки.

- Съемки идут в одном из павильонов студии Film.ua, где построены огромные декорации. Несмотря на то, что большая часть действия сериала происходит в интерьерах разных квартир, снимать в реальном многоквартирном доме невозможно с точки зрения масштабов всего съемочного процесса. Съемка в жилом доме - это куча непредвиденных проблем для осветителей, операторов. Например, для того, чтобы хорошо выставить свет, потолка вообще не должно быть.



- Я так понимаю, что креативные порывы сценариста и режиссера часто жестко ограничены бюджетом. Как научиться писать сценарий, учитывая конкретный бюджет? Входит ли такой навык в число профессиональных обязанностей сценариста, работающего на тот или иной телеканал?

- «Научиться» - не то слово, просто выхода другого нет. С ролью продюсера, главная обязанность которого- ограничить тебе как автору бюджет, я знаком еще с середины 1990-х, когда сотрудничал со студией Александра Ткаченко «Нова Мова». Ткаченко и Слободян, который на тот момент с ним работал, кинули клич: у кого есть новые проекты, давайте, пожалуйста, приходите. Мы с моим другом и режиссером Алексеем Рословым привезли им целую папку с идеями новых телепроектов. Реакция Андрея Слободяна на все была одна: нам нужно что-то офигенное, но очень дешевое. И вот до той поры, пока будет такая формула, ты как автор в пролете. Но, между прочим, тогда мы все-таки придумали для «Новой Мовы» самый дешевый проект, который только можно было придумать. Он назывался «Три вопроса» и выходил на «1+1» в авторском телеальманахе Юрия Макарова как 5-минутная рубрика. Я брал понятую всем тему, условно говоря, «счастье», «любовь», «карьера», и придумывал на эту тему три вопроса, после чего ехал с оператором и опрашивал людей на улицах. Важно было, чтобы в опросе оказались самые разные люди и чтобы их ответы были яркими. Иногда приходилось опросить и сотню людей, чтобы добиться чего-то интересного.



- Серьезные критики все бьются над вопросом: что же именно отражает вообще любой сериал - действительность или некие мифы, страхи и стереотипы, которые руководят жизнью человека и общества и таким образом воздействуют на действительность? Что именно отражают «Соседи»?

- На самом деле, важно понимать, что кино отражает лишь ту реальность, которая в голове и в душе авторов. Кино - это всегда придумка, каким бы реалистичным фильм ни был. Тем более сериал никогда не был и не будет отражением абсолютной реальности. Иначе это было бы неинтересно смотреть. Это было бы странно: у человека и так реальная жизнь перед глазами, зачем ему по телевизору видеть в точности то, что он видит на улице? В наших «Соседях» зрители, возможно, увидят себя такими, какими они могли бы быть, если бы поступали так, как герои сериала. Возможно, кто-то посчитает, что он очень похож на героев «Соседей». И это будет похвалой. На самом деле, в сериале «Соседи» происходят обычные вещи: отношения между близкими людьми, которые перемещаются от любви до криков, до ненависти. Может быть чуть гипертрофировано, но ведь это кино.



- С твоей точки зрения, идеальный режиссер - это кто? Тот, кто обожает твое творчество, кто, условно говоря, носит тебя на руках как создателя гениальной идеи, кто с тобой часто советуется?

- Ну да, идеал для сценариста - чтобы обожали его творчество. Шучу. Режиссер - это человек, который знает, чего он хочет, и это - в первую очередь. Когда я вижу, что режиссер уверен в себе и ход наших мыслей совпадает, я готов к сотрудничеству с ним, готов переписывать сценарий не один раз, если аргументы режиссера убедительны.



- Почему было принято решение, что «Соседи» будет снимать не Володя Тихий, которого изначально приглашал на проект Юрий Морозов, а Олег Филипенко? Какую художественную ценность, акценты, что своего он внес в ваш сценарий?

- Знаете, Вовка - сложный человек, наверное. Ему мало того, чтобы были деньги на проект, ему также еще важно, чтобы над ним не висели. Когда он снимал свой фильм «Мойщики автомобилей», сложно даже сказать, что он пережил. Ему урезали чуть ли не каждый день бюджет, когда съемочный процесс был уже запущен. У него люди уходили со съемочной группы, потому что не было чем им платить. И все-таки он сделал это. Но после окончания проекта он был черный от усталости и нервов. И здесь, когда речь зашла о «Соседях», ему было важно ощутить, что продюсеры не будут его так жестко контролировать, но выяснилось, что мысли Володи и продюсеров не совпадают. Вова спокойно, без истерик покинул проект. Он всегда занимает лишь тем, что на сто процентов ему интересно.



Олег Филипенко - украинский режиссер, он родился в Симферополе и закончил ВГИК. Затем он долгое время работал в России и только четыре года назад вернулся в Украину. Олег - опытный режиссер, это далеко не первый его сериал. Он снимал российские сериалы «Зона», «Автономка», «Шальной ангел», а также несколько телевизионных художественных фильмов на заказ уже украинских телеканалов. Мы не раз с ним разговаривали, и он мне рассказывал, как, работая в России, был вынужден так или иначе вплетать в свою работу пропаганду. Поскольку он крымский человек, он понимал, где правда, а где нет - по поводу той же проблемы русского языка, отношения к русским, насколько реальная ситуация коверкается в пропагандистском изложении, завуалированном в формате сериала. Я считаю, Олег - очень талантливый режиссер. И ответственный. Он как раз из той категории режиссеров, которые не принимают автоматически то, что написано. Меня он первым делом спросил: объясните, что, на ваш взгляд, мне нужно рассказывать актерам, работая с ними? Для меня это показатель уровня ответственности режиссера, который считает необходимым, обязательным до тонкостей обсудить мотивацию каждого из персонажей сериала. Не мне судить, насколько это получилось, но Олег вкладывает в сериал очень много сил.



- Вы уже не раз подчеркивали, что кино, в том числе и то, которое снимается на заказ телеканалов, у нас носит продюсерский характер. Скажите, на ваш взгляд, должен ли продюсер, производя сериал, идти на поводу у массового зрителя, стремиться удовлетворить его ожидания? Какой уровень творческих притязаний должен быть у продюсера?

- Большинство наших продюсеров идет на поводу у зрителя. Они боятся промахнуться и произвести то, что не будут смотреть. Талантливый, если хотите, гениальный продюсер не боится рисковать. Он должен предлагать что-то новое и обязан рисковать.



Вообще же нужно просто делать хороший продукт. Лично для меня критерий - чтобы все-таки мне самому не было противно делать то, что от меня хотят. Чтобы мне не было стыдно. Хотя у меня всегда такое ощущение, что в каждом из уже состоявшихся в моей жизни проектов я мог сделать свою работу гораздо лучше.



- Знаете ли вы ответ на главный вопрос телесериального производства: чего хочет зритель сегодня?

- Разный зритель хочет разного. Сейчас, мне кажется, зритель хочет доброй, веселой, по-настоящему смешной, остроумной комедии. Ироничной, но не пошлой. Зритель всегда хочет, чтобы ему не подсовывали что-то, мягко говоря, сомнительное в красивой обертке.





- Вам свойственно задумываться о собственной социальной ответственности? Если да, то в чем она?

- Какой еще социальной ответственности? У меня, по-моему, нет ни одного, слава Богу, продукта, который бы пропагандировал что-то нехорошее. Я себя знаю, я не смогу что-то отвратное пропагандировать. Разве что за очень большие деньги. Боюсь даже сумму придумать... (смеется).



- Кто-то из великих сказал, что многим людям проще умереть, чем начать думать. Сериалы - это как раз та форма, которая предоставляет людям доступную возможность проводить часы своей неповторимой жизни в анабиотическом бездумье. Чувствуете ли вы свою ответственность за то, что причастны к процессу, преступному по отношению к людям?

- Я не пытался так скрупулезно анализировать... На самом деле, я с большим сочувствием отношусь к критикам, потому что их задача - выискивать что-то, стоящее критики, углубляться куда-то. Вот скажите, разве сериал «Доктор Хаус» погружает зрителя в анабиотическое бездумье? Все зависит от качества продукта. Я, конечно, в своем уме и не сравниваю «Соседей» и «Доктора Хауса», но я надеюсь, что наш сериал не несет в себе негатива, не заставляет людей расстраиваться, терять веру. Поверьте, я так говорю не потому, что я участвовал в его создании. Я действительно не считаю, что «Соседи» созданы для отупления зрителя. Мне кажется, на телевиденье есть гораздо более яркие примеры отупления.



- Кстати, а как у вас отношения с вашими соседями?

- Я родился на Лукьяновке, но когда я пошел в первый класс, мы переехали на Оболонь. На Лукьяновке мы знали всех соседей, жили подъездами. На Оболони я уже ориентировался только в рамках своего подъезда. Если раньше мы могли до вечера играть во дворе, и мама только из окна кричала: «Домой!», то сейчас такое сложно даже представить. Сейчас я живу в новом доме, который был построен всего пять лет назад. Некоторых из своих нынешних соседей я знаю, мы здороваемся, у кого-то я был дома. Но все мы в основном живем за железными дверьми. Например, я знаю, что у меня в подъезде на верхнем этаже живет ведущий «Караоке на Майдане» Игорь Кондратюк. Мы пересекаемся иногда в подъезде у лифта. Но у меня и в мыслях нет подойти к Игорю и пристать с разговором. Хотя, может, нам и было бы о чем поговорить. Сейчас такая закапсулированность везде...
28.01.2010
Источник: Телекритика

читайте также:

все новости